September 24th, 2007

мадам Баттерфляй

Тунисобундр. Впечатления от отдыха в Африке. БундР.

 


Бесило:

- Чартерные рейсы с их «в порядке вещей» задержками рейсов часов эдак на 8-10. Вот она, плата за «подешевше».

- Аэропорт «внукино», встретивший предложением поторчать на улице в очереди у входа, поскольку, прежде чем войти, пассажиры должны пройти предварительную проверку. Ну, одной рукой снять ремень, другой рукой поставить чемодан и все прочие вещи на просветку, самому пройти рамку и тут же, придерживая спадающие без ремня штаны, бежать и ловить свои вещи, которые уже падают с ленты в общую мокрую кучу. Остальные желающие войти в это время мнутся снаружи, прямо под дождём, без элементарного навеса. Ей-Богу, клянусь, сам видел! У них там в этом «внукине» типа стройка идёт, ну и.

- Совкововзрощенные вымена, с дрожащими от волнения клешнями лезущие на регистрацию так, словно до отлёта не три часа, а три минуты. Кидают на весы через головы впередистоящих свои чемоданы, рычат, мол, женщинам надо уступать, а то по ебалу получите, козлы.

- Пробки на вылет! Чтобы взлететь во «внукине», нужно отстоять очередь на рулёжных дорожках! Взлетели 18-ми по счёту.

- Проверки на вшивость в отеле. Приехали поздно ночью. В ваучере написано: «вид на море». Вошли, открыли балкон – прибой шумит и барашки в темноте. Окей, дескать, гуд найт. Едва негр закрывает дверь, как на улице под балконом включаются промышленные вентиляторы. Помимо шума, они дают ещё и гарь от жарящихся блинов. А когда рассвело, оказалось, что вид хоть и на море, но боковой. На море, задний двор с вентиляторами и дорогу. И пока не полаялся на рецепшене с неграми, нормальный номер не дали. А в этот – следующих бедолаг заселили. Дескать, авось прокатит, скромные попадутся.

- Ебучие компании не то шведов, не то ещё кого. Вечером на террасе садятся толпой и регочут, показывая красные пасти и дрожащие язычки на гландах. А ты до этого сидел с фрешем в клешне и слушал море.

- На полтыщи человек, живущих в гостинице, обязательно попадёт ложка дёгтя в виде семейки с грудником, который будет во время каждого обеда, завтрака и ужина исправно орать, долбить ложкой по столу, ссать на пол и ронять тарелки с едой – словом, вести себя как классический грудник из моих БундРов. То же касается и перелётов: по одному уродцу на салон. Хуй ты поспал, дружок! Слушай его вой все четыре часа…

Кстати, как они того увальня кормили: навалят годовалому уродцу картошки-фри, сосисок, пиццы – и сидят себе, покуривают, беззаботно пиздЯ. А тот орёт, аж булькает. Я оглянулся было, того и гляди схлопнется, ан нет – это он у них сосиску в местную приправу макнул, в харИссу, жидкий огонь, аджика курит. И в хлеборезку себе сунул. Как же он выл в этот раз! Остальные разы – цветики по сравнению.

- Отвратительные манеры отечественных. Например, приехали две отечественные в бигудях отдыхать на другой континент, и первым делом давай выёбываться, что никто из персонала по-русски не говорит. Нас, мол, не предупредили о такой засаде. Охуели блядь? Езжайте в Сочи или в Ейск – там все свои.

Сюда же: компания таких вот региональных: едва приехав, вывалились в общий холл гостиницы, положили соплю на стол и врубили «владимирский централ» на всю катушку. Сидят кружочком, тоскуют, по Родине, блядь. Восклицают иногда, мол, как прикольно-то: Тунис вокруг, а у нас тут Круг из сопли вещает! Несмотря на Тунис.

Этих мудаков только и слышно было потом на пляже. Лежишь, опять-таки, водичка плещется, хорошо. А сзади: «я, блядь, серёг, про жизнь, сука, Иисуса тут читаю, блядь. Прикинь, блядь (долгая сигаретная затяжка), там тогда царь, блядь, жил, нахуй, так он всех там в пизду мочил, блядь нахуй, даже своих мочил (ещё одна затяжка), охуеть царь был, да»? Интеллектуал, блядь!

Или вот ещё: лежишь на матрасе, метрах в десяти от берега, ебач загораешь да на волнах качаешься. Чу! Потянуло густым перегаром и гнилыми пнями. Поворачиваешь репу - так и есть, один из отечественных региональных полез в воду в семейниках да наколках, забрёл по яйца, а волна возьми да и шлёпни ему навстречу по пузу. Далее смотрим: сначала у него «кхе-кхе» идёт, затем вдох со свистом что твои кузнечные горны запели, потом пауза, клокочущее-булькающие звуки, хлюпы, пузыри, из ноздрей звуки валторн. Наконец, после ещё одной паузы слышится «тьфуэээ» и тяжёлый шлепок о воду. Это козлу в носовые водичка попала. Пошлёпает, главное, по этой своей медузе клешнёю, разобьёт её на несколько мелких, и дальше идёт – продезинфецировал типа. Сука, бесило вот это просто до ужаса. Но положительный эффект в этом тоже есть: на таких вот носорогах нужно учиться или учить каким не надо быть.

- Европейцы, сочно пердящие на лежаках возле бассейна. Я слышал, что у них в Европах так принято – пердеть когда хочется, прикрыв глаза от удовольствия, но лично мне это сугубо неприятно. У нас - так не принято.

- Когда на Родину вылетали, объявили посадку через четвёртые ворота. Ну, естественно, туда уже полтора часа как очередь соотечественников стоит, боятся что останутся наверное. И тут открыли третьи ворота. Мамо! Толпа баранов, мелькая стоптанными сандалиями, ломанулась в свежеоткрытую дверь, толкаясь, матерясь и так далее. Тут же обнаружилось, что стадный инстинкт метнул туда больше электората, чем осталось в старой очереди. Постепенно это поняли и метнувшиеся. И с боем принялись отвоёвывать обратно «законные» места в старой очереди. Крики, вонь, шлепки и ругань. Отвратительно!

- Ебаное «внукино» встретило в своей милой манере: за полчаса до нас на бетонку село три (!) самолёта чурок! Три! Самолёта! Чурок! Больше тысячи зверей в крохотном зале прилёта в три часа ночи! Ко времени нашего выхода они так засрали пространство своими баулами, что многие наши просто растерянно кучковались в углу. Ибо невозможно было пробраться к ленте выдачи чемоданов, не упав и не расквасив себе ебало. Короче, «светлая тоска» навалилась на меня прямо сразу же по прилёту, даже на землю не ступил. Сразу после паспортного контроля попал на черкизовский рынок.


Радовало:

- Таки относительно небольшое количество отечественных в выбранной для отдыха стране. Рай по сравнению с Турцией, например.

- Тунисские динары (именно монеты). Они большие и тяжёлые – настоящие шайбы, убить можно. Приятно в руках держать. Привёз несколько на память.

- Наличие в номере русскоязычного канала. Иначе откуда бы я узнавал новости про назначение Бивнева или про аварии с моршрудками?

- Наличие в гостинице Интернета за миллиард в час. Кратковременные общения и поддержка Уважаемых.

- Спать под шум прибоя.

- Шторм с ветром, волнами и брызгами. Купание во всём означенном. Ну, что поделать, люблю я в шторм купаться, благо йода в зобе мало, чтобы головой думать, а в аптеках много, чтобы ссадины мазать, хы.

- Катание на хитроумных устройствах для просира шайб (ХУдПШ). Больше всего запомнился «матрас».

- Тарасотерапия с её положительным для тушки эффектом.

- Поездка в Сахару, пески, горы, и один из самых симпатичнейших зверьков на Земле – пустынная лисичка, фенЭк. Маленькая такая смешная собачка-лисичка с огромными ушами и огромной же головой. Слышит так, что мама не горюй, между прочим. Если фенэк стремглав щемится по пескам, то даже верблюдА инстинктивно хуярят вослед. Воизбежание. Ибо она слышит то, чего не слышат даже волки.

- Олива как растение. Удивительное создание Природы!

- Благополучно спиздил и довёз неизвестное науке водное растение. Росло в крохотном озерце у водопада в горной Сахаре, 700 над морем. Сейчас им занимается один знакомый Волобуев. Если удастся реанимировать, то назову в его честь.

- За время отдыха штаны раздались, ремень тоже пришлось утягивать, ковыряя дополнительную дырочку. Виною тому таласы да аквапарки.


Охуевало:

- Манера езды местных водил: разделительную полосу на дороге, особенно вне города, они используют как ориентир. Ну, как осевую линию при езде, пускают промеж колёс и хуярят. От встречных кибиток уклоняются с огромной неохотой, перед самым лобовым ударом. Если шоссе четырёхполосное, то едут между рядами. Чтобы не уснуть, наверное.

- Манера европейцев занимать столики в ресторанах со шведским столом: входят, бросают на столик кто соплю, кто фотоаппарат, мол, занято, и бегом к стойкам со жратвой.
.